Критерии психики  

Критерии психики

Психика появилась в эволюции для регуляции взаимодействия живого субъекта с объектом тогда, когда предыдущих способов


регуляции этих отношений оказалось недостаточно. Суть рассмат­риваемых субъектно-объектных отношений состоит в обмене ве­ществ. Поэтому следует выяснить, что изменилось в условиях жизни организма и потребовало появления его новых свойств.

Биологическое объяснение появления психики как механизма регуляции субъектно-объектного взаимодействия связано с воз­никновением в эволюции Animalia — животного ствола организа­ции живой материи. Отечественный биолог С. И. Левушкин выде­ляет две особенности, возникающие у животных, которые позво­ляют ввести категорию поведение в качестве критерия отличия животных от других форм живой материи.

1.Анимальный тип питания: галозойное питание, связанное с
поиском и захватом оформленных пищевых частиц, отделенных в
пространстве от субъекта. Анимальное питание состоит из двух
обязательных, взаимосвязанных и следующих друг за другом ак­
тов (этапов): 1) захват пищевой частицы, 2) пищеварение.

2.Анимализованное движение, направленное на достижение пи­
щевого объекта с разделением функции достижения (приближе­
ние к удаленному от субъекта объекту) и захват объекта.

Впоследствии эти функции не только стали относительно са­мостоятельными (движение как изменение своего положения от­носительно объектов среды — локомоция и захват и передвижение объектов среды относительно себя — манипуляция), но и получи­ли свои собственные органы, специализированные для локомо-ций и манипуляций.

Второе положение отражает возникновение движения, направ­ленного на цель, где целью является изменение наличного соот­ношения субъекта с объектом, разделенных в пространстве, и перевод этого соотношения в «желаемое» за счет активности субъекта.

В филогенезе возникновение психики связано с изменением условий жизни субъекта, которые состоят в разделении в про­странстве субъекта и объекта и необходимости появления поведе­ния как движения, направленного на цель. Произошло это примерно полтора миллиарда лет назад, когда в результате жизнедеятельно­сти живых организмов на Земле появилась атмосфера. «Первич­ный бульон», в котором все необходимые для обмена веществ компоненты и источники энергии были в готовом виде и в доста­точном количестве и в котором постоянно осуществлялось физио­логическое взаимодействие живых организмов с этими компонен­тами (поглощение веществ, необходимых для жизнедеятельности клетки), «сгустился» и из гомогенного превратился в гетероген­ный. Необходимые для обмена веществ компоненты оказались объ­единенными в целостные частицы, ограниченные мембранами и отделенные друг от друга в пространстве. Теперь для осуществле­ния обмена веществ субъекту необходимо было на расстоянии




определить местонахождение объекта, в котором заключен необ­ходимый компонент, и вступить с ним в контакт. Для этого надо, во-первых, отразить объект до вступления с ним в контакт, а во-вторых, иметь возможность приблизиться к нему.

В этом случае и возникает необходимость появления особой формы отражения. Гегель определяет ее как способность субъекта иметь для себя объект, оставляя его без изменения. Зачем это надо субъекту? Выделяется самостоятельная задача идентифицировать в объекте предмет потребности и только после этого организовы­вать движение по достижению объекта или не производить такого движения. Необходимость такого выбора является одной из ос­новных функций психики. Определение на расстоянии до начала взаимодействия с объектом — надо ли с ним взаимодействовать и как — касается не только достижения этого объекта, но и избега­ния его — как двух изначальных форм сохранения своей самости (достижения не-^для Я и избегания условий, разрушающих Я).

Именно для определения соотношения объекта с потребно­стями субъекта и включения субъекта на основе этого акта во взаимодействие с объектом и нужно «иметь его себе» до начала взаимодействия. Это и составляет суть психического отражения, в котором представлены субъекту характеристики объекта. Приве­денное описание суть описание информационного компонента субъективности — содержания психического отражения {или субъек­тивной представленности). Сам же субъект «имеет себе» эту ин­формацию (содержание отражения, или представленность) как субъективное переживание (форма психического отражения). Воз­никают вопросы: есть ли необходимость иметь информацию об объекте в форме субъективного переживания на допсихическом уровне отражения и какова связь содержания отражения с субъек­тивным переживанием при психическом отражении?

Допсихический — физиологический уровень отражения, про­являющийся в форме раздражимости, характеризуется измене­нием жизнедеятельности организма в ответ на контакт с объек­том, используемым в процессе обмена веществ. Для этого необхо­дима только избирательная реакция мембраны. Другими словами, содержание отражения (что из свойств объекта отражается субъек­том) — это химическая структура объекта, с которой субъект всту­пает в физиологическое взаимодействие (поглощает его). Формой отражения является процесс поглощения субъектом объекта как способность такой реакцией ответить на контакт с объектом (это и есть раздражимость). Свойства отражаемого объекта появляются для субъекта в момент и в самом процессе его поглощения. Изме­нение гомеостаза никак не влияет на изменение взаимного поло­жения организма с объектом, содержащим необходимый предмет потребности. Оно может влиять только на состояние мембраны — ее готовность реагировать на определенное воздействие, что воз-




можно только в том случае, если объект сам вступил в контакт с организмом. В таких условиях ничего не зависит от изменения по­ложения организма в среде и у него нет механизмов, обеспечива­ющих изменение этого положения вне контакта с объектом.

Психическая форма отражения обеспечивает узнавание на рас­стоянии, до возникновения контакта с ассимилируемым веще­ством, того объекта, в котором заключен предмет потребности. Субъект отражает при этом не то, что будет затем ассимилиро­ваться (включаться в обмен веществ), а проявление объекта в его взаимодействии с другими компонентами среды (например, объект отражает солнечный свет, который субъект в свою очередь отра­жает как цвет объекта) или с самим собой (например, при при­косновении — механическом взаимодействии с объектом, но не в акте поглощения). Таким образом, содержанием отражения ока­зывается не только то, что поддерживает гомеостаз организма (как на предыдущем уровне), но и нечто «дополнительное», ориенти­рующее субъекта относительно качества и местоположения объекта. На основе такого «узнавания» объекта организуется изменение положения организма относительно именно этого объекта, кото­рое и обеспечивает сам контакт. Организм при этом не изменяет объект, а изменяет только свое положение относительно объекта. Здесь появляются две особенности, на которые Гегель обращает особое внимание. Во-первых, для такого узнавания объекта орга­низм предварительно «имеет его себе», оставляя объект самим собой, т. е. не изменяя его. При физиологическом отражении объект в акте отражения изменяется организмом, его отражающим. Во-вторых, субъект в ответ на получаемое воздействие, отражаемое в такой форме, производит движение, направленное на цель, всего своего организма, как целого, а не только отдельных его частей, как это происходит у растений. Это и есть условие, требующее воз­никновения «инстанции» — субъекта, оперирующего информа­цией, представленной в психическом образе (содержанием отра­жения), для изменения целостного движения всего организма.

Теперь возникает следующий вопрос: каким образом организм — теперь уже субъект своей субъективной представленности (содер­жания психического отражения) — определяет происходящие в среде изменения и учитывает их при построении своего движе­ния, направленного на цель? Ведь цель — как то, что можно вклю­чить в свои структуры и таким образом отреагировать на нее, — отделена от субъекта.

При психическом отражении субъект «имеет себе» психиче­ское отражение в форме чувственно переживаемых субъективных состояний, т.е. того, что происходит с ним самим. Но это, с ним происходящее, в отличие от физиологического отражения, по­следствием имеет не состояние покоя (прекращения взаимо­действия для проведения «внутренней работы» обмена веществ и


увеличения запасов энергии), а, напротив, начало активности с расходом энергии, в результате которой произойдет контакт с объектом и далее его поглощение. Как же возможно такое измене­ние активности субъекта и почему он выбирает правильное на­правление? Это возможно только в том случае, если происходя­щие в результате психического отражения изменения состояния субъекта оказываются для него желательными или нежелательны­ми. Тогда в первом случае субъект старается свои состояния со­хранить или усилить, что возможно только при сохранении или увеличении воздействия от объекта на себя, т.е. при приближе­нии к нему или следовании за ним. Во втором случае субъект ста­рается уменьшить свои состояния или избавиться от них, уда­ляясь от объекта. Все эти воздействия объекта, отражаемые субъек­том, не составляют содержания физиологического взаимодействия, т. е. прямо на гомеостаз организма субъекта отрицательно или по­ложительно не действуют. Поэтому у субъекта должен быть специ­фический механизм, позволяющий ему правильно реагировать (положительно или отрицательно) на биологически незначимые для себя воздействия среды (т.е. не включаться в гомеостатиче-ские процессы).

Именно этим механизмом и становится субъективное пережи­вание своих состояний (как результата психического отражения) как «хороших» (положительных) или «плохих» (отрицательных). Эти положительность и отрицательность самому субъекту и даны как субъективные переживания, их он и стремится сохранить или избежать. Следует отметить, что описанный механизм позволяет субъекту отразить только отдельные свойства и качества среды, физиологически воздействующие на его собственные структуры. Эти воздействия субъект «имеет себе» как свои состояния, а не как внешний по отношению к себе объект. Для «перевода» этих состояний в образ внешнего объекта нужны специальные меха­низмы, которые возникнут на следующих стадиях развития пси­хического отражения.

Такое понимание сути субъективного переживания как эле­ментарной формы психического отражения предполагает поиск способа, с помощью которого можно определить, что оно есть у субъекта, т. е. выделение внешнего объективного критерия нали­чия психики. Субъективность — внутренний, сущностный крите­рий, по которому выделяется психика как форма отражения, но он принадлежит самому субъекту и не может быть непосредствен­но обнаружен. Необходимо выявить такое проявление самого субъекта, которое позволит судить о наличии у него субъективно­сти. Эта проблема будет рассмотрена ниже.

Таким образом, на ранних стадиях развития психики измене­ние стимуляции (свойства отражаемого объекта) представлено в форме изменения соматического состояния субъекта; по усиле-


нию и ослаблению этого состояния субъект и ориентируется. Это единственный и универсальный механизм, который имеется у субъекта для определения изменений стимуляции, как внешней, так и внутренней. В форме субъективного переживания на ранней стадии развития психики существует само содержание отраже­ния — оба они суть единый акт и единое состояние субъекта. Дру­гими словами, субъект еще не имеет объект, как внешний по отношению к себе, а имеет только свои внутренние состояния. Но они ему уже даны в субъективной форме! Таким образом, реально появляется новая форма отражения, зависящая от свойств субъек­та, которая дает возможность получить новое содержание отраже­ния — свойства и качества объекта, которые не являются предме­том ассимиляции. Это позволяет рассматривать момент возник­новения психического отражения на ранних генетических стади­ях как возникновение субъективности — субъективного состоя­ния субъекта — в обоих его функциях (содержания психи­ческого отражения как субъективной представленности и фор­мы психического отражения как субъективного переживания). В этот момент само содержание отражения и существует в форме переживания своего состояния (т. е. они совпадают друг с другом и не разделены для самого субъекта). Эта элементарная форма психического отражения, которая самому субъекту представле­на как переживание отдельных свойств и качеств объекта в фор­ме изменения своих собственных состояний, получила название ощущение.

Когнитивный и аффективный аспекты психического, их связь с содержанием и формой психического отражения

Объяснение субъективного переживания как внутреннего кри­терия возникновения психической формы регуляции субъектно-объектных отношений связано с проблемой соотнесения основ­ных функций психики: функции отражения информационных ха­рактеристик объекта и функции отношения субъекта к содержа­нию этого отражения, обеспечивающей направленность деятель­ности субъекта (стремление) на этот объект. Это суть когнитивная {познавательная) и аффективная (оценочная, эмоциональная) сто­роны психического. Для ясности дальнейшего анализа возникнове­ния и развития психики необходимо развести понятия субъектив­ной представленности (как содержания психического отражения) и субъективного переживания (как формы психического отраже­ния) с понятиями когнитивной и аффективной сторон психики.

В первой форме психического отражения — простом ощуще­нии — еще нет разделения на самостоятельные когнитивный и аффективный процессы. На более поздних стадиях развития не только когнитивные процессы приобретают новые формы и иерар-


хическую структуру, но и эмоциональные процессы также стано­вятся самостоятельными и иерархически организованными. Ос­новной функцией эмоций считается оценка получаемой субъек­том информации (от внешней и внутренней стимуляции). Базовы­ми или генетически первыми формами эмоций в психологии счи­таются переживание положительного и отрицательного состоя­ний или первичные эмоции удовольствия и страдания. В самой эмоции так же, как и в ощущении (и любом другом когнитивном процессе), выделяются две стороны: информационная (что оце­нивается — содержание отражения или субъективная представ-ленность) и чувственная (как это дано субъекту — форма отраже­ния или субъективное переживание).

Таким образом и ощущение, и эмоция имеют одинаковую форму данности субъекту — как субъективное состояние, вклю­чающее субъективную представленность (информационный ком­понент — содержание отражения) и субъективное переживание (чувственный компонент — форма отражения). Вернувшись к ге­нетически первой интегральной форме психического — простому ощущению, переживаемому субъектом как свое состояние, при­ходится предположить, что в нем же объединены и когнитивная и оценочная функции психического, так как обе они необходимы для регуляции субъектно-объектных отношений с самого начала возникновения психики. Содержание отражения (качества объек­та) не имеет смысла для субъекта без оценки его полезности — вредности для себя, так как психическое отражение необходимо для того, чтобы изменить соотношение субъекта с объектом для вступления с последним в контакт или избегания этого контакта. Форма отражения, таким образом, в первую очередь должна да­вать субъекту именно это значение полученной от объекта ин­формации: хорошо или плохо. Но сама информация — это отра­жение своими состояниями свойств объекта.

Из этого следует:

1) ощущение и эмоция возникают одновременно как две рав­
ноправные функции психики для решения задач отражения объекта
и регуляции активности субъекта во взаимодействии с ним. Эти
две функции не существуют одна без другой, они суть две сторо­
ны одного процесса. Отражение свойств объекта не имеет смысла
без отношения к содержанию этого отражения самого субъекта с
точки зрения регуляции субъектно-объектного взаимодействия в
условиях отделенности объекта от субъекта. Дальнейшая диффе­
ренциация из первичного интегрального целого привела к выде­
лению и развитию самостоятельных когнитивных и эмоциональ­
ных процессов;

2) в ощущении и в эмоции сохраняется первоначальная струк­
тура их общего генетически раннего интегрального целого, кото­
рое было (и остается) субъективным состоянием в двух его ком-


понентах: субъективной представленности (содержание отраже­ния) и субъективном переживании (форма отражения).

Для окончательной ясности остановимся на взглядах В. Вундта на количественную и качественную характеристики психического отражения, которые являются общими и для когнитивных, и для; эмоциональных процессов.

Говоря о разделении двух факторов непосредственного опыта, В. Вундт выделяет в ощущении параметры качества и количества и чувственную форму, в которой оно дано субъекту. Любое состо­яние имеет определенное качество. Количественная характеристика (сила субъективного переживания этих качеств) выражена в оцен­ке, которая дана субъекту в форме удовольствия—неудовольствия. Переживание количественной характеристики своего состояния как удовольствия—неудовольствия связано с пороговыми харак­теристиками чувствительности и может быть расценено как гене­тически детерминированная (с индивидуальными вариантами нормы реакции).

Получается, что ощущение выражает качество соматического состояния, а количественное изменение этого качества (его ин­тенсивности) и есть «материал» для эмоции — оценки его как; положительного или отрицательного. Другими словами, выделя­ются и далее разделяются две стороны формы отраже­ния: что именно происходит в субъекте (характер физиологиче­ского изменения, переживаемого как определенное ощущение: тактильное, температурное и т.п.) и какой интенсивности это изменение (сила ощущения: слабое давление — приятно, слиш­ком сильное давление — боль; слишком высокая температура — горячо и т. п.). На основе этих двух взаимосвязанных характеристик психического образа субъект и определяет воздействие как поло­жительное или отрицательное для себя. На ранней (сенсорной) ста­дии развития психики субъект «имеет себе» только свое субъектив­ное переживание разного качества и количества. Качество отражает информационный компонент, так как соответствует характеру воз­действия, в результате которого происходит именно такое изменение гомеостаза. Количественная характеристика (интенсив­ность внутренних процессов) дает информацию для оценки (хоро­шо — плохо). Оба компонента такого психического отражения од­новременно существуют как два атрибута одного состояния — субъективного переживания и не могут существовать один без дру­гого (качество и его количественная характеристика). Однако в даль­нейшем эти два атрибута становятся ведущими в разных психиче­ских процессах — когнитивных и эмоциональных. При этом ин­формационная сторона (содержание отражения) и соматическая, чувственная форма данности субъекту его состояния остаются и в том и в другом случае. Форма отражения как субъективное пере­живание и образует чувственную ткань (А. Н.Леонтьев), чувствен-


ный тон (В.Вундт), субъективную форму (С.Л.Рубинштейн, В.К.Вилюнас) и когнитивных, и эмоциональных процессов.

Теперь можно сказать, что в начале возникновения психики в одном акте в форме субъективного переживания в интегральном виде присутствуют все компоненты и функции психики: когни­тивный компонент как субъективное переживание определенно­го качества и количества и эмоциональный компонент как реак­ция на количественную характеристику этого качества, отражаю­щий «пользу» для субъекта возникшего состояния. Если ничего не меняется, то не надо приходить в состояние активности (деятель­ности) и не возникает Я (субъект как инстанция). Изменение со­стояния требует активности и представленности субъекту его со­стояния для контроля деятельности. В дальнейшем все указанные компоненты и функции психики дифференцируются и на каж­дом уровне развития имеют свое содержание и обеспечивающие их физиологические механизмы. Происхождение и особенности содержания этих структур на каждом филогенетическом уровне развития и являются предметом того раздела общей психологии, который занимается изучением эволюции психики.

1.3.7. Чувствительность как объективный критерий наличия

психики

Как было отмечено выше, субъективность является внутрен­ним критерием наличия психики. Мы выяснили, что психическое отражение, как любое другое, представлено двумя сторонами: содержанием и формой. Содержание психического отражения от­личается от содержания физиологического отражения тем, что отражаются такие качества и свойства объекта отражения, кото­рые не являются биологически значимыми для субъекта, т. е. не являются теми, которые будут включены в обмен веществ. Форма психического отражения отличается от формы физиологического отражения тем, что представляет собой не процесс ассимиляции отражаемого объекта, а состояние субъекта, возникающее в ре­зультате отражения и представленное самому субъекту как субъек­тивное переживание. Это переживание субъект «имеет сам себе» как свое состояние, обнаружить его извне непосредственно не­возможно. Мы можем определить только сопутствующие физио­логические изменения, происходящие с субъектом. Но как он их «себе имеет» в форме переживания, и «имеет» ли вообще, мы таким образом не узнаем. Это самая сложная психологическая проблема — принадлежность субъективного переживания субъек­ту и недоступность его другому (а значит, и прямому исследова­нию).

Мы можем определить, помимо физиологических коррелятов, и содержание психического отражения, причем на основе не пси-


хологических, а физиологических методов. Поскольку при психи­ческом отражении происходит изменение в соматическом состоя-; нии субъекта, последнее можно зафиксировать и таким образом \ узнать, какие воздействия среды (качества объекта) отражаются субъектом. Но можем ли мы понять при этом, как субъект «сам себе имеет» это состояние? Пока в психологии (равно как в фило­софии, физиологии, этологии) ответ на это отрицательный. Мы можем только по аналогии с тем, что переживаем сами, предпо­ложить, каково субъективное переживание у другого субъекта. \ Наличие сходных или одинаковых физиологических коррелятов ■ психических состояний помогает нам сделать это с большой точ- « ностью. Различие в этих коррелятах (в первую очередь в строении ; органов чувств и нервной системы) затрудняет эту задачу, поэто­му сравнение субъективного переживания на разных уровнях раз­вития психики всегда является большой проблемой. Самое слож­ное — это установить наличие психики у тех существ, которые имеют весьма отличные от нас физиологические структуры. А раз­витие психики в эволюции начинается и во многом продолжается именно у таких существ. Все это (и многое другое) требует выде­ления объективного критерия наличия психики. Этот критерий заложен в самом содержании психического отра­жения и его отличии от содержания физиологического отраже­ния.

Рассматривая происхождение психического отражения из пре­дыдущей формы, философы и психологи объясняют его как пре­образование свойственной живым организмам способности изби­рательно реагировать на воздействие внешней среды в форме ас­симиляции. Живой организм отвечает на контакт с необходимым для обмена веществ объектом, поглощая его. Живой организм может отвечать таким же образом и на воздействия объектов, ко­торые вступают с ним в физиологическое взаимодействие и этим его разрушают (т.е. он их тоже по необходимости «поглощает» — впускает внутрь себя, так как не может противостоять этому). Это общее для всех живых организмов свойство называется раздражи­мостью.

Субъект психики в процессе психического отражения вступает во взаимодействие с такими компонентами среды, которые не нужны ему для обмена веществ и не угрожают его целостности. Отражая эти воздействия среды на себя, субъект «имеет их» в форме психического образа, который позволяет определить, всту­пать во взаимодействие с источником стимуляции или избегать его. Таким образом, субъект психики отражает свойства среды, которые не являются для него биологически значимыми (т. е. не нужны для обмена веществ и не разрушают его). Отражает он эти свойства среды в форме субъективного переживания. При отраже­нии этих свойств среды субъект, стремясь изменить свое возник-


шее состояние, данное ему в субъективном переживании, нуж­ным для себя образом, изменяет свою активность: он производит направленное движение к объекту или от него (осуществляет по­ведение — как движение, направленное на цель и отвечающее ло­гике движения объекта). Таким образом, внешним критерием на­личия субъективного переживания как характеризующего специ­фическую форму отражения — психическую служит изменение активности субъекта при воздействии на него стимула, не имею­щего прямого биологического значения. Такая форма реагирова­ния получила название чувствительность. Определение чувстви­тельности — способности чувствовать воздействие среды, пере­живать его в форме ощущения как особое свойство животных, возникающее из общей для всех живых организмов раздражимо­сти, не «представленной» в субъективной форме, содержится в трудах античных философов (Эпикур, Аристотель), подчеркива­лось Г.Спенсером, И.М.Сеченовым и было обосновано в каче­стве объективного критерия наличия психики А.Н.Леонтьевым. Объективного именно потому, что его можно определить внешним наблюдением (реакция животного на биологически незначимый для себя стимул).

Рассмотренные особенности психической формы отражения дают субъекту возможность не просто реагировать на уже произо­шедшее изменение среды, которое для него полезно или вредно, а предварять это воздействие. При физиологической форме отра­жения субъект, которому необходимо получить объект для обме­на веществ, пассивно ждет его появления, и если объект вовремя не появится, то гомеостаз субъекта нарушится и может наступить разрушение организма субъекта. То же относится к взаимодей­ствию с повреждающим воздействием среды: субъект не может предвидеть его заранее, до вступления в контакт. При психиче­ском отражении субъект «имеет себе» объект в форме психиче­ского образа до начала взаимодействия и может активно иниции­ровать контакт с объектом или избежать его. Таким образом, субъект своим поведением опережает воздействие среды. Это свойство пси­хического отражения опережать (предвидеть) воздействие назы­вается антиципация и является одной из основных функций пси­хики.

Опережающее отражение и основанное на нем активное пове­дение субъекта позволяют последнему повышать свою устойчи­вость как системы и расширять межсистемные связи. Это ведет к повышению адаптивности системы, т.е. является полезным эво­люционным качеством, а значит, поддерживается естественным отбором и развивается в филогенезе. Такое развитие означает ус­ложнение систем, обеспечивающих опережающее отражение (ор­ганов чувств), средств передвижения и взаимодействия с объек­том (эффекторных органов — локомоторных и манипулятивных)


и механизмов регуляции систем отражения и движения (нервной системы).

Все это, в свою очередь, ведет к расширению содержания и усложнению формы отражения: развитые и специализированные органы чувств дают более точную информацию об объекте и в более дифференцированной чувственной форме. Таким образом, появление психического отражения оказывается новым фак­тором эволюции, т.е. условием, стимулирующим усложне­ние живых организмов и повышение их приспособленности. Имен­но так рассматривали функции психики и ее роль в эволюции И.М.Сеченов, А.Н.Северцов, В.А.Вагнер, П.К.Анохин и дру­гие.

ВЫВОДЫ

Изучение возникновения и развития психики в филогенезе требует стро­гого определения психики как предмета исследования и выявления кри­териев ее отличия от «не психики». В психологии существуют четыре ос­новные точки зрения на то, что такое психика и когда она возникла в эво­люции: панпсихизм, биопсихизм, анималопсихизм, нейропсихизм и ант-ропопсихизм. С позиций системного подхода психика рассматривается как форма отражения, возникающая на определенной стадии развития материи. Критериями выделения различных форм отражения являются содержание отражения и преобразования в отражающем члене взаимо­действия как субъекте отражения. Возникновение психики является зако­номерным результатом развития материи. Психика отличается от дру­гих форм отражения тем, что в процессе отражения отражаемый член вза­имодействия не изменяется, а отражающий имеет результат отражения в субъективной форме. Субъективная форма представленности субъекту содержания отражения является внутренним, сущностным критерием психики как качественно новой, высшей формы отражения в материаль­ном мире.

Такое отражение осуществляется на основе чувствительности — спо­собности животных реагировать на незначимое биологически (не необхо­димое для обмена веществ), сигнальное воздействие среды.

Чувствительность является внешним, объективным критерием пси­хики как высшей формы отражения в материальном мире. В свою очередь, психика, как новый, прогрессивный способ регуляции взаимодействия субъекта со средой, становится новым фактором эволюции, ведущим к ус­ложнению и дальнейшему развитию живых систем.

Вопросы для обсуждения

1.Какие основные точки зрения на возникновение психики суще­
ствуют в психологии?

2.Какие основные положения системного подхода необходимы для
понимания эволюции психики?

3.Что такое отражение, каковы основные характеристики участников
процесса отражения?


4. Какие формы отражения существуют в природе?

5. По каким критериям выделяется психика как особая форма отра­
жения?

6. В чем отличие раздражимости от чувствительности?

7. Что служит внешним, а что внутренним критерием психики как
формы отражения?

Рекомендуемая литература

Бериташвили И. С. Об образной психонервной деятельности живот­ных. - М., 1973.

Бернштейн И. А. Очерки о физиологии движений и физиологии ак­тивности. — М., 1966.

Блаумберг И. В., Юдин Э.Г. Становление и сущность системного под­хода. - М., 1973.

Вагнер В. А. Сравнительная психология. — М.; Воронеж, 1998.

Вилюнас В. К. Психологические механизмы биологической мотива­ции. — М., 1986.

Войтонис Н. Ю. Предыстория интеллекта. К проблеме антропогенеза. — М.; Л., 1949.

Выготский Л. С, Лурия А. Р. Этюды по истории поведения: (Обезья­на, примитив, ребенок). — М.; Л., 1930.

Гальперин П. Я. Введение в психологию. — М., 1976.

Гегель Г. В. Ф. Философия духа // Соч.: В 3 т. — М., 1977. — Т. 3.

Гегель Г. В. Ф. Философия природы // Соч.: В 3 т. — М.; Л., 1934. — Т. 2.

Грот Н. Я. Психология чувствований в ее истории и об их основаниях. — СПб., 1879 - 1880.

Дарвин Ч. Соч. — М., 1953.

Дарвин Ч. О выражении эмоций у человека и животных. — СПб., 2001.

Дембовский Я. Психология обезьян. — М., 1963.

Дерягина М.А. Эволюционная антропология. — М., 1999.

Дьюсбери Д. Поведение животных: Сравнительные аспекты. — М., 1981.

Ждан А. Н. История психологии: От античности до современности. — М., 1997.

Запорожец А. В. Избр. психол. труды. — М., 1986.

Зинченко В.П., Смирнов С.Д. Методологические вопросы психоло­гии. — М., 1983.

Зорина З.А., Полетаева И. И. Зоопсихология: Элементарное мышле­ние животных. — М., 2001.

Кёлер В., Коффка К. Гештальтпсихология. — М., 1998.

Ладыгина-Коте Н.Н. Развитие психики в процессе эволюции орга­низмов. — М., 1958.

Леви-Брюлъ Л. Первобытное мышление. — М., 1930.

Рощевский Ю. К. Особенности группового поведения животных // Ле-вушкин С. И. Поведение как черта животной организации. — Куйбышев, 1978.

Леонтьев А. Н. Проблемы развития психики. — М., 1972.

Линден Ю. Обезьяны, человек, язык. — М., 1981.

Ломов Б. Ф. Методологические и теоретические проблемы психоло­гии. — М., 1984.


Мак-Фарленд Д. Поведение животных. Психобиология, этология, эво­люция. — М., 1988.

Рогинский Г. 3. Психика человекообразных обезьян. — Л., 1945.

Рубинштейн С. Л. Основы общей психологии. — М., 1946.

Северное А. Н. Эволюция и психика. — М., 1922.

Сергиенко Е. А. Антиципация в раннем онтогенезе человека. — М., |
1992. i

Тих Н.А. Предыстория общества. — Л., 1970.

Фабри К.Э. Основы зоопсихологии. — М., 1993.

Фабри К.Э. Проблемы возникновения и эволюции деятельности // Вестник МГУ. — Сер. 14 «Психология». — 1988. — № 3.

Философская энциклопедия. — М., 1962—1970.

Хайнд Р. Поведение животных. — М., 1975.

Хрестоматия по антропологии. — М., 1997.

Хрестоматия по зоопсихологии. — М., 1997.

Шовен Р. Поведение животных. — М., 1972.

Эволюция. — М., 1981.

Энгельс Ф. Диалектика природы. — М., 1969.

Ярошевский М. Г. История психологии от античности до середины XX века. — М., 1997.


2183681485947891.html
2183755895061825.html
    PR.RU™